zagrebchanka

Москва детская

Неожиданно на полке нашла книгу, я и не помнила, когда ее купила и привезла из Москвы. Это собрания воспоминаний разных москвичей о Москве их детства. Без анализа, без оценок. Просто отрывочные, как всегда в детстве, воспоминания о соседях, зданиях, улицах. 

Читаю и щемит сердце. Первые пять рассказов просто про мой район: Брестские, Миуссы, Тишинка. Дом Нирзее. 

У Улицкой и Трифоновой воспоминания более ранние, я уже многого не застала, но есть и мои ровесники, и такое ощущение, что разговариваешь с другом детства. Старые советские названия улиц, уже не существующие скверы и рынки, старые троллейбусы на Горького. 

Наверное, не было бы так остро, если б я осталась в Москве. Я бы по-прежнему жила в среде, где родиться в Грауэрмана и гулять по Южинскому не является пижонством, выпендрежом. Потому что мы так жили, и многие так и живем. 

На чужбине москвичей меньше, они разбавлены. Москвичей не любят. Москвичей с Патриарших и в 5 поколениях не любят совсем. Я, конечно, не особо слушаю мнение окружающих, но осадок -то остается. 

Вот и начну писать мемуары. А вы подхватывайте. Это будут зарисовки, к которым меня подтолкнула эта книга. Ушедшая Москва, где на улице Горького росли липы, в саду Аквариум собирали шампиньоны, а улицы Воровского, Качалова, Алексей Толстого и Щусева были в не только в моем лексиконе. 

Итак, часть первая: 

Я родилась в Грауэрмана. Сохранилась семейная история, как мой счастливый и влюбленный папа за трешку арендовал у сантехника инструмент и, прикинувшись сантехником пошел в палаты искать Юльку. Мою маму. Зная отца, уверена, что всё это правда. 

Первые годы, до моих 5 лет, мы жили в Беляево. Однокомнатная квартира в длинной блочной девятиэтажке с искусственным камином и шкурой медведя, старым письменным столом и маленькой кухней. Детский садик прямо под окнами. Я была там лет пять назад. Да, деревья стали меньше, а в садике теперь частная гимназия. :) Но дом стоит, как и дом-граната от АН, наискосок от двора. Смешно. 

А потом родители развелись и мы переехали к бабушке на Горького. Мидовский дом, соседний с залом Чайковского. Бабушка вспоминала, что внизу был магазин Грузия, но я его уже не застала, на его месте был просто магазин продукты. Анфилада залов, колбасный отдел, молочный, бакалея, соки. В соках, в высоких стеклянных конусах был мой любимый виноградный сок. Сейчас таких и нет уже. 

Между Продуктами и Булочной -большая красивая арка в граните и мемориальная доска, что здесь жил Фадеев. О том, что он здесь же и застрелился, доска умалчивала. Раньше, пока был жив дедушка, семья жила в большой пятикомнатной квартире ближе к залу Чайковского, а после гибели деда обменяли на меньшую в том же доме. Разменяли с Ерофеевыми, ага, с теми самыми, с сыном Эдиком. 

Квартира была меньше, и какая-то кривая. Одной стеной она пристраивалась к старому дореволюционному дому, и стена была косая. Зато высоко, с прекрасным видом. Над нами жил актер Плотников, почему-то моей бабушке это было важно:) 

Именно в этой квартире я и выросла. Окна выходят на Горького и во двор. Из кухни можно видеть высотку на Восстания, Пекин, сад Аквариум и служебный вход театра Моссовет. Длинными сквозными, почти петербургскими дворами можно было выйти и на Благовещенский переулок. А через Аквариум-на Садовку. В Аквариуме в раннем детстве старушки действительно собирали шампиньоны вдоль стены военной академии. Сейчас там Стардаст кафе. А раньше выгуливали собак и собирали грибы. 

Во время субботников Аквариум заполнялся слушателями академии, офицерами. Один раз какой-то молодой офицер вместе со мной посадил справа от театра каштан и сказал, что это будет мой каштан. Много лет я здоровалась с тем деревом, оно и сейчас там растет. Большое уже совсем. 

Окна столовой и спальни выходят на Горького, на магазин «Малыш», где мы всегда покупали елочные игрушки и подарки друзьям детства, и на знаменитый магазин «Колбасы». А рядом с «Колбасами» было окошко с пончиками. Ах, кулек с сахарной пудрой...

Огромные окна с полукруглым верхом в квартире были двойными, деревянными, с красивыми медными шпингалетами. Открывали их редко, только помыть, но в каждом окне была форточка, на которой сидел, следя за машинами на Горького, мой кот Барсик. Он устраивался поперек на двух рамах, а иногда впрыгивал между окнами. Потом научился сидеть на внешнем жестяном подоконнике, и мы очень волновались. Упал-таки один раз....но оказалось, что ниже нас есть балкон, и мы упросили соседа его достать. Ничего, похромал пару недель и продолжил свои хулиганства. Но Барсик появился только в первом классе, а до этого был садик. 

Два года перед школой бабушка водила меня в детский сад на ул. того самого Фадеева. Мы шли сначала в ужасно глубокий переход в метро Маяковская, потом по Садовой и переходили у Каляевской. Садик был во дворе, большой дом...я как-то плохо его помню. Осталось только воспоминание о подруге детства Катьке и мальчике-красавце блондине Сереже. И отвратительные котлеты и каши. :) Зимой сугробы, сдвинутые снегоочистителями, были выше меня, и как -то память выдает только темные промозглые утра и долгую эту дорогу в садик. Обратно мы часто шли в магазин «Диета» на Садовой, позже в том же доме будет жить одноклассница, и я буду приходить туда в гости. Теперь там Азбука вкуса, вроде. А еще в том доме был магазин «Мелодия», и там , я помню, я уже студенткой покупала кассеты. 

Вечером перед сном я смотрела, как на потолке скользят квадраты света от проезжающих машин и слушала нарастающий и удаляющийся свист троллейбусов. А в праздники меня будили шум и музыка из громкоговорителей, у нас под окнами собирались колонны идти на Красную площадь на демонстрацию. И вся военная техника ночами шла под нашими окнами на репетиции парада. Можно было стоять на подоконнике и смотреть на танки сверху. Почему-то мне и в голову не приходило спуститься вниз и оттуда смотреть. Как-то из окна было интересней. 

Прямо перед нашим подъездом был задний въезд в булочную. Сейчас и булочной уже нет, а раньше у подъезда всё время стояли грузовики с вкусным свежим хлебом и кондитерскими изделиями. Продавщицы, выходившие курить, все знали мою бабушку и сообщали ей, когда привозили свежие торты или дефицитные конфеты. Еще бабушка всегда охотилась на кофе в зернах арабика. И наше утро начиналось с жужжания электрической кофемолки и запаха свежесмолотого кофе. 

В этой булочной мы покупали длинный батон за 22 коп, черный кирпич или рижский, по праздникам-торт Подарочный, Трюфель или Сказку. :) Интерьер булочной был очень декоративный, с зеркалами, лепниной, потрясающими люстрами. Как жаль, что эту красоту не сохранили. :(

Именно булочная была и причиной тараканов в доме-бедой всех москвичей. Мы их травили, выводили, но они лезли из мусоропровода из булочной прямо к нам на кухню. Именно из-за них я научилась с детства на ночь убирать и мыть кухню, чтобы всё было чисто. Хорошо еще, что жили эти квартиранты только на кухне и то только ночью. Потом, уже когда я осталась одна, я забила мусоропровод и тараканы исчезли. А потом не стало и булочной. 

Не знаю, будет ли вам интересно это читать, но я, под воздействием книги Москва:место встречи продолжу воспоминания и дальше. Вдруг дети прочитают. Когда-нибудь. Хотя вряд ли поймут. Ну, хоть для себя 

Завтра напишу про школу. 

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.