zagrebchanka (zagrebchanka) wrote,
zagrebchanka
zagrebchanka

Categories:

Анатолий Мариенгоф и Рюрик Ивнев

Иногда становится страшно от того, как был прав Кузьма Прутков "Нельзя объять необъятное". Упоминание в разговоре Мариенгофа и "Циников"- и я вдруг осознаю, что не помню ничего. И хочу вспомнить. Благодаря интернету, в считанные секунды я узнаю и биографию, и стихи, которых раньше точно не читала. И вот передо мной-"История одной любви. Роман провокация. Экзотическая картина первых послереволюционных лет России." -роман "Циники". Перечитайте/прочитайте, товарищи! Какой язык, какие перлы- его весь нужно заучить наизуть на цитаты. ( и какая жалость, что в памяти остается со студенческих лет только клизма. Хотя и она прекрасна!)А в конце, да нет, уже с середины-дикая щемящая боль, трагедия, которая идет лавиной, по нарастающей, заканчиваясь так просто

"32
Ольга скончалась в восемь часов четыpнадцать минут.
33
А на земле как будто ничего и не случилось."


Цинизма много, да, шокирующего. Абсурд жизни и взглядов на жизнь, любовь вдруг становится понятен, потому что то, что происходит вокруг, вне нас, еще абсурднее и циничнее, и страшнее. И у каждого из 4 героев своя логика и свой конец- вполне логичный, как это ни парадоксально. "
Вот герой идет по улице
"Я вглядываюсь в лица встpечных. Веселое занятие! Будто запускаешь pуку в ведpо с мелкой pыбешкой. Hеувеpенная pадость, колеблющееся мужество, жиpеющее злоpадство, ханжеское сочувствие, безглазое беспокойство, тpусливые надежды — моя жалкая добыча."
а вот он в доме у нэпмана, любовника его жены:
"У Докучаева в кваpтиpе ковpы до того мягкие, что по ним стыдно ступать. Такое чувство, что не идешь, а кpадешься.
Стулья и кpесла похожи на пpисевших на коpточки камеpгеpов в пpидвоpных мундиpах.
Кpасное деpево обляпано золотом, стены обляпаны каpтинами. Впpочем, запоминается не живопись, а pамы."

Ну, скажите, разве это не гениально!!! Запоминается не живопись, а рамы... я рыдала.

а вот это?

"Ольга смотpит в мутное стекло.
— В самом деле, Владимиp, с некотоpого вpемени я pезко и остpо начинаю чувствовать аpомат pеволюции.
— Можно pаспахнуть окно?
Hебо огpомно, ветвисто, высокопаpно.
— Я тоже, Ольга, чувствую ее аpомат. И знаете, как pаз с того дня, когда в нашем доме испоpтилась канализация."

"— Пойми, Ольга, я люблю свою родину.
Ольга перестает дрыгать ногами, поворачивает к нему лицо и говорит серьезно:
— Это все оттого, Гога, что ты не кончил гимназию."


Стихи Мариенгофа я раньше не читала. Вот вам немного, для ознакомления, так сказать.

Толпы, толпы, как неуемные рощи,
В вороньем клекоте, —
Кто-то бога схватил за локти
И бросил под колеса извозчику.

Тут и тут кровавые сгустки,
Площади, как платки туберкулезного, —
В небо ударил копытами грозно
Разнузданный конь русский.

Архангелы гневно трубы пригубили:
— Небесное воинство на азиатскую волю!
Артиллерия била по Метрополю,
Выкусывая клочья из Врубеля.

«Второго Христа пришествие»...
Зловеще: «Антихриста окаянного»...
На перекрестках, углах горланно:
— Вечерние, вечерние известия!

Хлюпали коня подковы
В жиже мочи и крови...
В эти самые дни в Московии
Родился Саваоф новый.


Он умер в 1962 году, представляете? А был неразлей-вода другом Есенина. И нет сведений, как и чем он жил все эти годы, потом, когда слава имажинистов прошла. Жизнь сложилась трагично, он похоронил сына, покончившего собой так же, как когда -то лучший друг.

И еще один имажинист, появившийся в поле моего зрения, пока читала о Мариенгофе. Смешной псевдоним Рюрик Ивнев. Тоже из дворян, как и Мариенгоф. И тоже избежал лагерей- невероятно, но факт. И умер в совсем уж близком нам 1981 году, пару дней не дожив до 90-летия. Он жил 13 лет в одном городе со мной. Он был известным поэтом 20-ых годов, и знал их всех. Он писал вот такие стихи:

Рюрик Ивнев

Любовь, любовь, так вот она какая —
Безжалостная, темная, слепая.

Я на нее гляжу, как на топор,
Который смотрит на меня в упор,

И вижу кровь и слышу запах душный,
Безумью лишь да ужасу послушный

***
Мне страшно оттого, что есть на свете горе,
Мне страшно оттого, что где-то плачет мать.
Мне страшно оттого, что даже волны моря
Умеют по-звериному рычать.
И в час, когда встревожена стихия,
Они, играя пеной кружевной,
Уничтожают жизни молодые,
Смотря на них с улыбкой ледяной.
Мне страшно оттого, что даже солнце счастья
Таит в себе потенциальный мрак.
Мне страшно оттого, что рвется ум на части,
Но смысла жизни не поймет никак.
1907
Tags: книги, стихи
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments