zagrebchanka (zagrebchanka) wrote,
zagrebchanka
zagrebchanka

по следам нобеля...

Весь шум вокруг получения Нобелевской премии по литературе нашей писательницей Светланой Алексиевич прошел мимо меня: я не могу участвовать в дискуссии, раз я ни одной книги не читала. И что-то меня толкнула, наверно, очередной поток грязи на ныне парижскую писательницу, я и пошла читать. Прочитала взахлеб и "У войны не женское лицо" и "Цинковых мальчиков". Да, конечно, это надо было читать тогда. Тогда, я себе представляю, это была бомба, и про Великую Отечественную, и про Афган. Но и сейчас, когда мы очень многое из этого, написанного, знаем, книги читаются запоем.
Кто говорит, что это не литература, что это документальная проза? Чушь! Автор пропустила через себя, составила, обработала огромный материал, воспоминания живых участников и жертв двух страшных войн. И выдала нам материал. О котором надо думать долго, который надо прочувствовать. Сильные, хорошие книги. И премия, хоть и , возможно, политически обусловленная (иначе бы раньше дали), вполне заслуженная.
!У войны не женское лицо" -это женский взгляд на войну. Ведь мы все, и женщины, воспринимаем войну через мужскую призму. Это и понятно, большинство -то участников-мужчины. А у женщин, оказывается, совсем другие воспоминания и другая война. Без цифр количества и типов самолетов, моделей танков, военных званий и количества жертв. У неё взгляд, который ловит другие акценты: милосердия, понятия добра и зла, сострадания. Да не только...Потрясла история одной женщины, танкиста, которая прошла всю войну до берлина, встретила любимого, с ним вместе праздновала победу. И там, в Берлине, он попросил её стать его женой. А она расплакалась и чуть не возненавидела его, боевого друга. Ибо ей для свадьбы хотелось свиданий, кино, цветов и ухаживаний...война отняла её стремление быть женщиной...
Или месячные на войне...кто из нас задумывался о том, как жили девушки наравне с мужчинами? как ходили в бой или многокилометровые марш-броски, когда были критические дни?
"Цинковые мальчики" про войну в Афганистане. Больше всего про то, как ломает война души, как из домашних мальчиков-музыкантов и поэтов, делает орудия убийства, убивая их не физически, но морально. и насколько сейчас, когда афганская война названа ошибкой, им тяжело понять, зачем и ради чего они отдали жизни и здровье. тяжелая книга, тяжелей первой. потому что недавно, потому что много воспоминаний матерей и жён. И потому, что я сама помню ...и как мы в Москве боялись "афганцев". Отморозков, от которых ожидаешь только агрессию и необъяснимую жестокость. Я тоже дома слушала на кассете афганские песни, мурашки по коже от примитивных, но искренних и страшных слов. Многие эти песни произвели на меня такое впечатление, что я их до сих пор помню наизусть. А вот сейчас читала голоса авторов этих песен. И, хотя уже и многое известно, книга и сейчас производит сильное впечатление.
Вот об Алексиевич и о книгах я рассказывала и своим хорватам в Обществе любителей русского языка. Рассказала свои впечатления, связала это со статьей Петрановской о том, что русские не умеют скорбеть.
http://spektr.press/traur-v-belom-palto/
Статья о том, что русские были лишины возможности переживать свое горе, делиться с ним. Причины этой невозможности скорбить -в нашей перекореженной истории, когда расстрелянного, попавшего в плен, пропавшего без вести родные не могли, не смели оплакивать в голос. Зажимали горе в себе, заталкивали вглубь. Ничего хорошего от этого не может быть.
Проговаривая всё это вчера на лекции, я и сама сумела для себя многое сформулировать.
Tags: книги, размышлизмы
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments