zagrebchanka (zagrebchanka) wrote,
zagrebchanka
zagrebchanka

Categories:

письма из прошлого II

предыдущие письма здесь. http://zagrebchanka.livejournal.com/100862.html?view=1733374#t1733374

Старые письма... у них особый запах, особый цвет. И на ощупь они совсем другие-сухая, трескающаяся бумага, чернила, смешные буквы и выражения.
Но с этих желтых страниц, после которых и руки надо мыть и кремом мазать, впитавшим в себя столько лет, с тобой разговаривают люди. Незнакомые или родные, другие, но с очень похожими мыслями, чувствами. Странное ощущение. Когда-то, впервые побывав в архивах, я захотела стать историком. А здесь-моя история. Моя личная история. Вот бабушка описывает страшную болезнь Юльки-почти не было надежды. А 70 лет спустя дочь этой Юльки читает внучке Юльке о том, что все могло быть совсем иначе, если бы победила тогда, в страшном 1943, не Юлька, а болезнь.
А сам 42, и 43 в письмах не кажутся такими страшными-люди привыкают к ужасам, к недоеданию, к ожиданию вестей с фронта. И даже страх притупляется...и надо жить.
И вот снова передо мной письма в Амурскую флотилию, Дмитрию Костровскому от его сестры Галины.
Москва, 5 ноября 1942 года

Дорогой мой Мимка! Пользуюсь случаем послать тебе посылочку и письмо с тов. Степановым, который едет в командировку во Владивосток. Он тебе расскажет обо мне, так как мы с ним работаем в одном учреждении с июля с/г. Прости, что посылочка такая крошечная, но больше нечего послать.
Я жива и здорова по старому, работаю и занимаюсь.
Илья вернулся из командировки 27/10. Он заезжал в Токмак и видел Больку. Рассказывает, что она там живет хорошо, стала большая и страшно упрямая. Я боюсь, что ее там здорово балуют, но с этим приходится мириться, так как здесь в Москве я не смогу ей создать таких условий, какие она имеет там.
Может быть, мне удастся выбраться к ней зимой на месяц, но это еще проблема.
Игорь мне рассказывал, что тебя хотели аттестовать и оставить в кажрах ВМФ, как у тебя дела в этом отношении?
Игорь твой мне ничего не пишет. Он был под Сталинградом и на седьмой день был ранен в ногу. Когда он был у меня он хромал, и ходил с палкой.
Я все жду, что ты позвонишь мне по телефону и мы поговорим.
Жизнь у нас в Москве течет спокойно, тревог давно не было. С питанием неважно, на рынке все очень дорого, а пайков, конечно, не хватает. Я то питаюсь сносно, илья что-то получает сверх нормы, но другим, особенно у кого есть дети, приходится очень туго.
В общем, живу ничего, скучаю только без Юльки.
Поговори с това. Степановым, он обещал мне написать о вашей встрече, да и от тебя я еще не потеряла надежду получить когда-нибудь письмо.
Илья шлет тебе привет, и Мария и тетя Лена
Целую тебя крепко твоя Галя





Москва, 6 марта 1943 года

Дорогой Мимка! Не писала тебе тысячу лет! Событий за это время произошло уйма, и самое небывалое, это то, что я получила от тебя две открытки, да еще разборчиво написанные!
Ну, начну по порядку. После того, как я послала тебе письмо с тов. Степановым, я вскоре поехала за Юлькой в Токмак. Привезла ее в Москву к Новому году. Отдала в детский сад. Походила она у меня туда ровно неделю и заболела. Сначала был грипп, а потом он перешел в двустороннее крупозное воспаление легких. Представляешь, что я пережила!Ё Был день (27 января) когда у нас не было никакой надежды на ее выздоровление, но потом положение улучшилось, и она выкарабкалась.
Счастье мое еще, что в эти же дни заболел и Илья-хоть он был дома рядом со мной, а то бы я совсем с ума сошла. 28-го января у Юльки температура спала, а Илью в этот день взяли в больницу. 4-го февраля ему сделали операцию, а теперь он уже давно поправился и работает по-прежнему. С Юлькой дело обстоит хуже,- у нее не перестает кашель и насморк, ей постоянно нужен уход и систематическое лечение. Нашла я одну старуху, которая ходит и сидит с нею, но эту ствруху мне видно бог послал за грехи родителей. В общем, сейчас я подала заявление об уходе с работы, думаю, что меня в начале апреля освободят и я тогда займусь Юлькой. А сейчас пока верчусь как белка в колесе. Устаю страшно, и нервничать приходится много.
В Москве спокойно. Зима была довольно холодная, но не такая, как прошлогодняя. новостей особых нет, родственники наши все живы, кроме Поли, которая умерла в начале февраля. Целую тебя, пиши чаще, Галя



Вот какое письмо. И смешно и дико читать о том, что Илья заболел-слава богу. Но как мать, я прекрасно себе представляю, что должна была она чувствовать одна в квартире с умирающим ребенком.
Деду тогда вырезали аппендицит. А еще через год, в январе 1944 Юлька пишет дяде вот такое письмо:
ей уже пять лет, но она по прежнему очень болеет. Зима 1944 в Москве гнилая, грипп косит, а у Юльки после воспаления легких организм ослаблен.

Но зима 1944 влечет за собой и другие изменения. В Швеции на посту посланника заболевает Александра Коллонтай. Ей ищут замену.

Продолжение следует...
Tags: архив, семейные истории
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment